Ника Стрижак: "Такая программа, как "Пятое колесо", сейчас невозможна" » ТелеВести.Ру - Новости ТВ, Новости телевидения, ТВ, Все о телевидении в Москве и России, Масс-медиа, Новости интернета, Новости радио
Мы в социальных медиа:
» » Ника Стрижак: "Такая программа, как "Пятое колесо", сейчас невозможна"

Ника Стрижак: "Такая программа, как "Пятое колесо", сейчас невозможна"

30 апреля 2010
Полтора месяца назад Пятый канал перезапустился, выстрелив целым пакетом премьер. Однако самые высокие рейтинги собирает на Пятом отнюдь не один из новых проектов, а идущая в прямом эфире ежедневная "Открытая студия". С ее автором и ведущей Никой Стрижак беседовала обозреватель "НГ".

– Ника, для меня загадка – кто ваш зритель. Да, это злободневный, интерактивный, адекватный эфир, но кто может сидеть у телевизора в будни с 17 до 18 часов? Не домохозяйки же делают вам рейтинг!

– Уж точно не они одни. И потому, что передача социально-политическая, и потому, что звонят нам в эфир обычно мужчины. Не знаю, возможно, в центральной части России "Открытую студию" смотрят в офисах в рабочее время...

– Как вам удается в условиях прямого эфира справляться с гостями – двое в студии в Петербурге, двое по телемосту из Москвы, это ж каждому дай высказаться, и не по одному разу, минуты тикают?..

– Да, хронометраж – вещь суровая, мне приходится произносить массу извинительных слов. Я всегда думаю, насколько было бы проще, если бы все сидели за одним столом. Люблю, когда гости между собой начинают вести дискуссию помимо меня. Когда завязывается дискуссия – это всегда хорошо, хуже, если ты сидишь, как в школе, и допытываешься: "А вы что считаете?", "А вы как полагаете?". Приятно общаться с людьми, которые больше тебя – я имею в виду не по статусу, – выше по знаниям, мудрее по жизни, старше по возрасту... Разумеется, при этом надо соответствовать и не проиграть гостю. Помню, когда я начинала работать на ТВ в 95-м, если человек пошутил или два раза улыбнулся – это была большая творческая победа: люди были намного более зажатыми, чем сейчас.

– В день взрывов в метро наше телевидение заслуженно было разругано всеми и на все корки. Самой конструктивной в подаче материала, по мнению критиков, оказалась "Открытая студия" с ее динамизмом и верным подбором гостей: главный специалист по скорой медицинской помощи профессор Багненко, руководитель службы взрывобезопасности Москвы академик Мишуев и депутат Колесников, представляющий комитет ГД по госбезопасности. Правда, с последним вам пришлось сложно...

– Ну да, меня интересовало, что произошло сейчас, потому что людям же надо понять, что произошло сейчас, а его потянуло на обобщения и высокую политику, происки Запада и удар по президенту. В этот день была намечена другая тема, но если что-то происходит – надо ломать все, несмотря на то что подготовка, договоренность с гостями и проч. – это процесс не одного часа до эфира.

– Альфред Мишуев оказался очень интересным собеседником и ответил на массу специальных вопросов. Как же надоели одни и те же медиалица на всех каналах, переливающие из пустого в порожнее!

– Непросто вычислить новое лицо. Надо, чтобы человек грамотно говорил, понимал проблему, не застывал перед камерой... Если удается такого зацепить – начинаем вытаскивать его на экран. Но парадокс в том, что зритель ленив и не любопытен, он хочет видеть привычные лица. Вот и зовут для рейтинга беспроигрышных персон. В мой блог практически каждый день пишут одни и те же люди, я порой думаю – вот бы их запустить на экран, они такие горячие!

– Ага, такие все сознательные – на форуме да под ником. А как на площадь выходить – так семь человек. Лучше скажите, есть у вас "ухо"?

– Мне рассказывали страшные истории про то, как ведущим все в "ухо" говорят и формулируют все вопросы. Я, конечно, в шоке, мне никто вопросов не формулирует. "Ухо" мне надо даже не для того, чтобы следить за временем, – у меня очень удобная студия, есть часы нормальные и часы обратные, я время вижу. Режиссер говорит мне в "ухо", есть ли звонки и пора ли уходить на рекламную паузу. Если вы увидели в новостной ленте, что что-то случилось как раз на обсуждаемую тему, – вот тогда мне сообщите, а так, пожалуйста, не трогайте меня. Моя задача – внимательно слушать собеседников, а если мне еще одновременно станут в "ухо" говорить – не услышу ничего. В последние годы появилась тенденция, эдакая продюсерская фишка. Продюсеры решили, что ведущий – в деле не главный. Ведущий – это некто, кого мы наняли. Мы решили, как мы его покрасим-пострижем и что скажем ему в "ухо". Полагаю, таких продюсеров и таких программ сейчас много, и считаю, что это безобразие и дискредитация моей профессии. Тогда, ребята, сидите сами в кадре и задавайте вопросы; не понимаю, зачем такие сложности и материальные затраты.

– Виталий Манский в своем фильме "Девственность" показал широкой публике, как это происходит в "Доме-2": оказывается, участники – марионетки, которые озвучивают и осуществляют команды режиссера.

– "Дом-2" вообще какой-то странный проект... Мне, например, абсолютно все равно, что они там решают – дружить с Машей или не дружить с Машей, спать с Петей или не спать с Петей, – лишь бы какие-то серьезные вещи решались в стране. Удивляет хор возмущенной публики – то есть вы "Дом-2" все-таки смотрите, если знаете, чем возмущаться?

– Причем, если судить по блогам, возмущаются они уже на протяжении нескольких лет. А вас-то как в блогах нахваливают – сплошь "замечательная", "непревзойденная", "классная", – "крыша" не едет?

– Не едет, потому что на восторгающихся всегда найдутся недовольные, которые скажут: ее невозможно слушать, с такой дикцией нельзя работать на экране. У меня есть проблема – когда начинаю очень быстро говорить, должна тщательно следить за собой, иначе вообще все можно завалить.

– Никогда начальство не придиралось к грассированию?

– Когда заметили и начали придираться, было уже поздно. То же самое с моим участием во "Встречах на Моховой" – я далеко не всех устраиваю в этом формате. Огромное число людей пишут на форуме: "Это не ее, пусть сидит в своей "Открытой студии" и обсуждает актуальные вопросы". А у меня 10 лет была программа "Наобум" ровно о том, о чем "Моховая", – люблю талантливых людей и люблю говорить с ними о них самих. Но я никогда не "вводилась", не входила в чужой готовый проект – до сих пор мне везло, я сама начинала и продолжала свои проекты. Этот был сделан под другого человека, зрители решили, что пришла самозванка. "Что она в этом понимает, вот Андрей Ургант беседовал на равных". Между прочим, Андрей был как раз из тех ведущих, которым пишут жесткие сценарии. На самом деле я очень хорошо разбираюсь в театрально-киношно-музыкально-балетном мире, много лет этим занималась, для меня это как раз то море (в отличие от экономического кризиса и истории про пенсию), в котором я плаваю свободно и на спине, и кролем, и брассом, и так, и вот так. А зрителю уже кажется, что я больше знаю про пенсии. Получается, что прирастает последняя маска. Не ожидала.

– А мне по эту сторону экрана кажется – все в порядке с "Моховой"... Такие в зале хорошие лица, и слушают как... Последний раз я видела такие лица в "Музыкальном ринге" 90-го года, когда на новогодние праздники показали лучшие питерские передачи тех лет, "600 секунд", "Пятое колесо"...

– Смотрят на гостя, а не на ведущего, как слушают – тоже его заслуга. По "Моховой" у меня есть вопросы. Либо это жанр встречи с интересными людьми, и мы сидим на сцене, но тогда зачем я там нужна? Либо это все же телевизионная передача, я веду основную часть разговора – тогда все должно быть ближе. Понимаете, при общении с большим залом или одним телезрителем интонация разная! Что касается "Пятого колеса" – мне кажется, такая программа сейчас невозможна. Это была программа-откровение. Тогда было золотое время – только-только открыли ворота, что ни день, то "белые пятна истории" и "новые страницы", а сейчас обо всем уже рассказано.

– Я тут с удивлением узнала, что Гордона не допускают до монтажа собственной авторской программы. А вас до монтажа "Встреч..." допускают?

– Присылают полную распечатку. Я вношу свою правку, но только как пожелание, не более того. Мне тоже было странно узнать, что это, оказывается, вечный конфликт продюсеров и ведущих. Но, простите, я мало автор – режиссер многих документальных фильмов и знаю, как это делается. И всегда сидела за монтажным столом своих программ. Порой думаешь: радуйся – поговорила и гуляй, пусть сами клеят. Но это же вопрос качества конечного продукта! Думаю, со временем договоримся...

– Судя по тому, что осенью на телеканале "Россия" была премьера вашего нового фильма "Великий кризис", вы продолжаете заниматься документалистикой. Где только время на все находите?

– Это ночная работа: семья пошла спать – ты пошел за компьютер. Она не для заработка: на ТВ я за месяц получу больше, чем платят за фильм. Эта работа повышает мою внутреннюю самооценку: когда придумываешь, пишешь, выстраиваешь материал – включаются какие-то другие участки мозга. Считать профессию телеведущего главным делом своей жизни – неправильно.


Источник: "Независимая газета"